bp21_Георгий Козулько (bp21) wrote,
bp21_Георгий Козулько
bp21

Categories:

Мой духовный путь. Часть 9. Беловежская пуща. Увольнение

(Продолжение. Начало здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь)

Во время работы в Национальном парке "Беловежская пуща" и некоторое время после этого я придерживался интеллектуально-рационально практического подхода к охране и управлению природой, да и решению других общественных проблем, считая его основой устойчивого развития. Это означает, что главной причиной наших бед я считал недостаточность интеллектуального развития человека, отсутствие необходимой грамотности и образованности у людей. Я думал тогда, что еще немножко усилий, еще чуть больше научных открытий, практических разработок, грамотности и образования, и светлое будущее не за горами. О том, как я глубоко ошибался, повествование в этой и следующей частях.

5 мая 2001 г., синхронно с моим днем рождения, в Беловежской пуще произошло исторически знаковое событие, положившее начало новому историческому этапу. Генеральным директором национального парка был назначен Николай Николаевич Бамбиза. К тому времени в нацпарке сотворили авантюру - закупили немецкую бэушную лесопилку за 1 млн. дойчмарок и построили новый крупный лесозавод, для чего набрали кредитов. Срочно нужен был специалист, который организует деревопереработку и выплатит долги. Н.Бамбиза был известен в стране как деревопереработчик, скандально прославившийся на вырубке уникальных пойменных дубрав Припятского национального парка для производства паркета и экспорта древесины. Это было во время его директорствования там. Сказать чисто с человеческих позиций, что это был человек низкой морали и нравственности означает ничего не сказать (замечу, с духовных позиций всё не так однозначно!). Но именно такие руководители нужны были Управлению делами Президента. По многим вопросам экологии и заповедного дела его знания были не просто недостаточны, а примитивны. Компенсировал он это наглостью, хамством в отношении с подчиненными, родственными связями в самых высоких правительственных кругах и умением ублажать нужных людей.

Беловежская пуща – это пуща, что означает лес древний, дремучий, дикий, заповедный. Но у Н.Н. Бамбизы были другие понятия и представления. Для него это был беспорядок. Проехав по Пуще, на следующий день он собрал лесников и заявил, что в бытность его руководства Припятским нацпарком за наличие суховершинных и поваленных деревьев лесник увольнялся в течение суток, и что начинается новый порядок. Лесники запротестовали. Тогда он начал "ломать" их, поодиночке. А через пару недель сама природа преподнесла ему "подарок" – в Пуще началась сильнейшая вспышка массового размножения жука елового короеда-типографа и гибель ельников. Это был конец мая и как раз в Пущу приехал эксперт Совета Европы для проверки выполнения рекомендаций Европейского Диплома с целью его продления. Мне, как заместителю директора по науке, поручили с ним работать. Мы поехали в лес. Вдоль дороги уже лежали срубленные гигантские ели, по официальной версии пораженные жуком-вредителем. Именно в такой высококачественной древесине нуждался новый лесозавод…

Не дожидаясь официальных разрешений, директор самовольно приказал начать сплошные санитарные рубки в охраняемом лесу по типу, как это делали в линейных лесхозах – берут делянку, весь лес вырубают, а затем садят новый. Под топор пошли даже совершенно здоровые деревья.

Такого в послевоенной истории белорусской части Беловежской пущи еще не было. Здесь проводились особые, щадящие рубки и действовало неписанное правило: ни одного срубленного живого дерева, рубить только сухостой в разрешенных зонах. Даже если осталась одна живая ветка, оно должно дожить свой век. Старики в человеческом обществе являются носителями мудрости и хранителями традиций. А старые деревья в лесу являются средой обитания для многих редких и уникальных видов растений и животных, которые в других условиях жить не могут. Такие деревья хранят огромное биологическое разнообразие. К тому же старые деревья обладают уникальным генофондом. Потому и сохранили Беловежскую пущу, что не рубили живых деревьев, а больше сухостой.

Я получил приказ научно обосновать эти антиэкологические и незаконные рубки. Но выполнять приказ не собирался. Более того, вместе с главным лесничим Евгением Анатольевичем Смоктуновичем дали информацию журналистам и независимым природозащитникам. В Беларуси поднялся нешуточный общественный скандал. Для решения этого вопроса была создана государственная комиссия из ведущих ученых и специалистов страны. Я также входил в ее состав. Перед началом работы комиссии всем нам, пущанцам, директор и куратор из Управления делами Президента (УДП) А.М. Максимович приказали: "Никакого балагана, все работники нацпарка голосуют за вырубку". И повезли комиссию по заранее подготовленному образцово-показательному маршруту. Но скрыть преступление не удалось. Евгений и я подсказали, куда нужно ехать, в итоге были раскрыты массовые нарушения правил рубок. На следующий день было голосование. Все проголосовали против, включая Евгения и меня. "За" голосовали лишь куратор из УДП, директор и еще 4 низко моральных или безвольных работника нацпарка.

Наутро я зашел к директору и с порога услышал: "Ну, всё парень, в стране работу не найдешь". "Не найду в стране, найду за границей", - ответил я. "Вот и ищи! Больше я с тобой дел не имею". И действительно, вопрос был решен однозначно и больше меня он не трогал. В тот день я перестал бриться. На вопрос коллег, отвечал, что я как Фидель Кастро, пока моя Родина под оккупацией и в опасности, буду с бородой. Мало ли чего, вдруг придется в партизаны идти… :) Тогда это была шутка. Я думал, что проблема затянется на полгода, максимум год. Как оказалось, понадобилось долгих 10 лет. Да и сейчас еще не конец, а смену местной власти настоящим освобождением назвать пока еще нельзя.

Итак, через 3 месяца после последнего разговора с директором я был уволен с формулировкой "В связи с окончанием трудового контракта". Вопрос о моем переводе на должность научного сотрудника даже не рассматривался, несмотря на наличие у меня ученой степени кандидата наук. Оно и понятно. Зная, с какой мощной мафиозной группировкой пришлось иметь дело, никаких иллюзий относительно своего будущего не было. Поэтому за месяц до увольнения удалось передать через "особые" каналы специальное письмо Президенту. В нем описывалось, какие злодеяния творятся в Беловежской пуще и как тогдашняя Управляющая делами (и будущая уголовница, впоследствии арестованная за хищения в особо крупных размерах) Галина А. Журавкова под видом республиканского семинара отмечала свой день рождения на правительственной резиденции Вискули, что в центре Пущи. Президент получил письмо и поручил разобраться … самой Г.Журавковой. Она разобралась. Письмо было распечатано на моем компьютере и это смогли "вычислить". К тому времени в Пуще уже на полную силу велся кадровый террор против наиболее грамотных и нравственных работников.

Хорошо помню следующий день после своего увольнения. Я проснулся. Внутри было ощущение какого-то недоразумения, чего-то нелогичного, странного и непонятного. Впервые я ощутил впереди пустоту. Потому что меня разлучили с наукой и с Беловежской пущей, в которых был важный смысл моей жизни. В единении оставалась лишь семья. До этого в стратегическом планировании жизни у меня было всё более менее понятно и последовательно: детство, юность, биология, университет, наука, Беловежская пуща, работа и диссертация, разработка перспективной научной концепции, а также карьера как логически ожидаемый шаг, пусть поначалу и не планируемый. А вот увольнения и окончания научных исследований на самом пике, в середине своего жизненного пути в моей стратегии не было. Однако, оно случилось…

Конечно, это очень неприятно, но, тем не менее, падать духом, а тем более впадать в депрессию или в алкоголизм я не собирался. Почти 10 лет я работал в Пуще под психологическим гнетом научного начальника и за это время испытал не одно падение вниз. Все они заканчивались новыми, более высокими подъемами вверх. Просматривалась четкая синусоида движения вперед. Свое увольнение я воспринял таким же образом, как временное недоразумение. Я думал и надеялся, что в конце концов высокое начальство разберется с тем, что творится в Беловежской пуще, и возвратит здравый смысл, а вместе с ним и я вернусь в науку.

Попытки уехать на запад на работу провалились. Сильных связей не было. А те, что были, ответили о невозможности. Во-первых, в Европе начался экономический кризис. Во-вторых, это было вскоре после теракта американских небоскребов 11.09.2001 г. и правительства стали строже следить за нелегальной эмиграцией и трудоустройством иностранцев.

Через 3 месяца меня пригласили на работу в местную среднюю экологическую школу учителем биологии и экологии, на замену декретного отпуска учительницы. Там я проработал 2 следующих года. Работать было нетрудно, в целом даже интересно, но непривычно. Это не было моим призванием. Тем не менее, я глубоко признателен директору школы Валентине Владимировне Фроловой! Для меня в тот момент трудоустройство в школе был хорошим выходом из трудной ситуации. Это позволяло не только финансово выжить, но давало много свободного времени далее заниматься вопросами Беловежской пущи, уже не в научном, а в природоохранном и экообразовательном направлении. И хотя в школе была детская организация экологической направленности "Экополис", там было больше формализма и не тот уровень, чтобы заниматься настоящей наукой.

Работая в школе, я находился в постоянном ожидании возможных изменений в руководстве национального парка. А еще сильно и глубоко страдал от разделенности с любимым делом (наукой), от невозможности продолжать свои научные исследования и быть в едином ритме с Беловежской пущей. Мои тело и разум находились в школе, а душа обитала в Пуще. Это было состояние душевной разорванности. Я понимал, что смена власти в национальном парке может затянуться на неопределенный срок. Пережить такое и при этом не изменить своему делу возможно лишь при условии огромной надежды на то, что рано или поздно наступят лучшие времена. Причем не просто ждать их, а самому творить необходимые для этого изменения.

(Продолжение здесь)

Георгий Козулько
Беловежская пуща

(Свои отзывы, мысли, идеи, вопросы, замечания или несогласия пишите в комментариях внизу (анонимным пользователям при отправке комментария иногда необходимо еще в отдельном окошке ввести кодовый английский текст с картинки) или присылайте на мой электронный адрес: kazulka@tut.by)


(Этот пост в Интернете находится по адресу http://bp21.livejournal.com/94603.html)

Tags: Духовное знание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments