bp21_Георгий Козулько (bp21) wrote,
bp21_Георгий Козулько
bp21

Мой духовный путь. Часть 6. Работа в Беловежской пуще. Карьера

(Продолжение. Начало здесь, здесь, здесь, здесь и здесь)

Итак, весной 1996 г. я защитил кандидатскую диссертацию по биологии. И в течение недели находился в особом возвышенном состоянии духа. Я не ходил, я летал от ощущения переполнявшей меня радости и счастья. Мир светился яркими красками. Такое чувство редко посещало меня. Даже сейчас, во время моих динамических медитаций под звездным небом, такое состояние бывает не часто. Это как многократно терпеть неудачу в подъеме на гору, а затем наконец-то взобраться, встать во весь рост и посмотреть на лежащий под твоими ногами мир, а затем в бездонное голубое небо. Это было не только успешное завершение важного многолетнего труда, но и ощущение убедительной, значимой победы над окружавшими меня завистниками и недоброжелателями, один из которых был моим непосредственным научным начальником. Это было освобождение от психологического гнета, под которым я находился в течение долгих 6 лет.

Так синхронно случилось, что через неделю после моей защиты в научном отделе произошла кадровая "революция". На должность заместителя генерального директора по научно-исследовательской работе назначили моего шефа, руководителя диссертации, профессора, д.б.н. Бориса Парфеновича Савицкого. Перед этим он был депутатом и председателем экологической комиссии Верховного Совета 13-го созыва, последнего свободно избранного. Отказавшись балотироваться на следующих выборах и будучи уже пенсионного возраста, решил продолжить работу в Пуще. А бывшего начальника, несколько лет исполнявшего обязанности зама, отправили директором музея природы.

Профессор сразу же предложил мне занять пост ученого секретаря научного отдела. Административные должности мне не нравились. Это не входило в мои дальнейшие планы, так как я собирался на полную развернутся с научными исследованиями в тех возможностях, которые открывались передо мной после защиты диссертации. "Власть существует для того, чтобы ее брать, бери, пока дают", - любил говорить Б.Савицкий. "Я хочу заниматься своими любимыми жучками, в этом я счастлив", - отвечал я. "Это пока твои дети пешком под стол ходят, а когда вырастут и дочка скажет купи мне платье, как у моей подруги, тогда ты заговоришь по-другому", - парировал он. В общем, деваться было некуда, в такой ситуации отказ был бы равен предательству своего научного наставника. И я согласился, понимая, что придется пожертвовать частью времени на научные исследования.

Б.П. Савицкий был человеком непростым, своеобразным и с изменчивым характером. Не всем он пришелся по нраву. Основания для того имелись и причины были не только в подчиненных. Научную работу по-настоящему организовать не удалось. Через 9 месяцев профессора вынуждены были уволить. Он чересчур дружил с алкоголем и во время командировки в Минск по-серьезному "залетел" в милицию.

Увольнение Б.Савицкого закончилось кадровой "контрреволюцией" в научном отделе – на должность зама вернули прежнего начальника, но уже без приставки исполняющий обязанности. Понятно, весь гнев старого-нового начальника был обрушен на ученого секретаря, на "давнего заклятого врага". Для меня наступила черная полоса жизни. С целью расправы надо мной должность ученого секретаря была сокращена, я был переведен на должность старшего научного сотрудника и задвинут в "самый дальний угол" научного отдела. Меня изолировали от всяких важных дел и опять психологически угнетали.

Что мне оставалось делать в той ситуации? Духом я не пал, в жизни уже много невзгод прошел. Тем более со мной была моя любимая наука, которую забрать не могли. И я всецело погрузился в научные исследования. Прошел год. Вскоре вышла моя научная статья в центральном белорусском журнале Академии наук. На то время это было событие. Научный отдел находился в упадке, наука там больше имитировалась, чем делалась. И подобных рейтинговых публикаций на то время не было. Я не стал скрывать и отдал ксерокопию директору, который показал ее научному начальнику. До сих пор помню его изумленное, растерянное и одновременно разгневанное лицо…

Вскоре директор вызвал к себе и сообщил в присутствии зама по науке о своем решении – назначить меня на должность ведущего научного сотрудника и поручить руководство тремя ведущими направлениями – ГИС (компьютерная Географическая Информационная Система), химлабораторией с новейшим японским анализатором и компьютерной метеостанцией. Дело в том, что на тот момент все три направления были полностью провалены. Соответствующее оборудование было закуплено несколько лет назад по проекту ГЭФ и до сих пор не работало, так как требовало соответствующей организации и управления, слаженной работы и высокой квалификации персонала, которую старый-новый начальник просто не в состоянии был обеспечить. Сказать, что он далек был от этого, означает ничего не сказать…

Таким образом, в науке установилось двоевластие: замдиректора отвечал за научные исследования и общую организацию, я за современные технологии. Я предложил директору программу реорганизации научно-исследовательской работы и получил поддержку. Работа началась и… через неделю прекратилась. Мой начальник просто не мог допустить такого и всё застопорил. Иначе вскоре даже уборщице стало бы очевидно, кто говорит о науке, а кто реально творит ее. Опять возникла острая конфликтная ситуация. Директор национального парка, который перед назначением в Пущу занимал пост председателя колхоза, побоялся взять чью-либо сторону, так как был далек от всех этих вопросов. "Борись и побеждай" - вот и вся его поддержка в личном разговоре. Я вынужден был отступить и прекратить работы.

Вскоре вышла моя вторая научная статья, на этот раз в центральном украинском Зоологическом журнале. Затем третья - в престижном российском научном журнале "Экология". Новейшие технологии стояли. Из Минска требовали их запуска…

Надо отдать должное, научный начальник не планировал занимать свое место до конца дней своих. Под напором обстоятельств и не выдержав сложности стоящих задач, он ушел в отпуск и далее на пенсию. Таким образом, не проработал на должности зама по науке ни дня в статусе пенсионера, хотя его об этом очень сильно просили. В пущанской науке была, выражаясь шахматным языком, падовая ситуация – тех, кто мог эффективно управлять наукой, не хотело начальство, а те, кого хотело начальство, не хотели сами. Беловежская пуща уже давно в стране слыла дурной славой, как место самодурства и склок, а не солидного научно-исследовательского учреждения.

После ухода зама по науке, в научном отделе на несколько месяцев установилось безвластие. Директор пытался мне, как ведущему сотруднику, поручить управление. Но я, зная печальный опыт прошлого руководителя, всячески отказывался, ссылаясь на отсутствие полномочий и склочную ситуацию среди персонала. Не найдя никого со стороны и не имея другого выхода, через пару месяцем мне официально предложили занять должность заместителя директора по научно-исследовательской работе. Я прекрасно понимал, какие трудности ждут меня впереди и что в жертву придется принести свою личную науку, а с ней и радость от этой работы. Но ситуация была безвыходной, альтернативы не просматривались. Либо я жертвую своим любимым делом и относительно спокойно буду заниматься другой важной работой, либо на эту должность ставят другого научного сотрудника, после чего в отношении меня будет возобновлен психологический террор и об истинно науке говорить не придется. Посоветовавшись с коллегами, я принял предложение директора.

О делах на должности зама по науке много говорить не буду. Тем более, что это длилось относительно недолго. :) Если одним словом, то ежедневная, будничная работа. Обязанности достаточно широкие – управление научными темами, библиотека, ГИС, химлаборатория, метеостанция, музей природы, вольеры с дикими животными, экологическое образование, эко-туризм, издательская деятельность, связь со СМИ и общественностью, международное сотрудничество, включая ЮНЕСКО и Совет Европы, и др. А вот полномочия, в сравнении с другими замами, ограниченные. Это потому, что наука по значимости в нацпарке была (и остается) фактически на последнем месте.

Я попытался осуществить программу реорганизации научной работы с целью ее улучшения. Но встретил сопротивление, вплоть до саботажа от части работников – родственника, друзей и приятелей бывшего зама. Понадобилось почти два года, чтобы ситуация в целом нормализовалась и стабилизировалась, и постепенно начали появляться первые результаты моей работы. Из чего я сделал для себя следующий важный вывод. До этого я считал, что основные причины плохого состояния дел в беловежской науке связаны с некомпетентным руководством: не понимают, не развивают, не поддерживают, не дают возможностей. Но когда эти факторы снялись, то оказалось, что среднее и нижнее звено работников ничуть не лучше, а по многим показателям даже хуже. Главный интерес был следующий – мы получаем небольшую, но стабильную зарплату, которая почти не связана с результатами труда, поэтому вы нас не трогайте.

Были в этой работе и серьезные бонусы. Я владел английским языком, что открыло передо мной возможности зарубежных контактов. Командировки на конференции ЮНЕСКО (Памплона, Испания; Кембридж, Англия; Краснодар, Россия) с докладами по Беловежской пуще остались наиболее запоминающимися. А также поездки другой деловой направленности – Шумава, Чехия; Баварский лес, Германия; Куршская Коса, Россия; а также в польскую Беловежу. И конечно же, личные знакомства и контакты, которые затем помогли в решении ряда сложных вопросов.

Однако, "на то и щука, чтобы карась не дремал". Бывший зам и тогдашний пенсионер никак не мог успокоиться, что меня поставили на эту должность. Вначале он опубликовал клеветническую статью в российской газете "Заповестник", после того, как в Беларуси не смог сделать тоже самое по причине проверки и неподтверждения фактов. Затем, к концу моего 2-летнего контракта написал на меня кляузу в Управление делами Президента, где обвинил меня в разных мыслимых и немыслимых грехах. Проведенная проверка факты не подтвердила. Но сам факт скандала был учтен. Мне условно продлили контракт на полгода с условием, что в Пущу назначается новый директор, который примет окончательное решение. Как оказалось, это было уже совершенно не важно. С приходом нового директора в 2001 г. в Пуще началась новая историческая эпоха, в которой необходимы были кадры с низменными качествами. Но это уже отдельная история, которая будет в продолжении.


(При нажатии фотографии немного увеличиваются)

В рабочем кабинете за компьютером, 1998 г.  Во время энтомологических учетов, 1988 г. 

1 и 2. В рабочем кабинете за компьютером, 1998 г.

С иностранной делегацией во время экскурсии на правительственной резиденции ''Вискули'', 2000 г.

3. С иностранной делегацией во время экскурсии на правительственной резиденции ''Вискули'', 2000 г.

(Продолжение здесь)

Георгий Козулько
Беловежская пуща

(Свои отзывы, мысли, идеи, вопросы, замечания или несогласия пишите в комментариях внизу (анонимным пользователям при отправке комментария иногда необходимо еще в отдельном окошке ввести кодовый английский текст с картинки) или присылайте на мой электронный адрес: kazulka@tut.by)


(Этот пост в Интернете находится по адресу http://bp21.livejournal.com/93899.html)

Tags: Духовное знание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments