?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

(Продолжение, начало здесь (1) и здесь (2))

Зачем человеку нужно духовное знание? В предыдущем текстах речь шла о личном развитии для повышения осознанности и достижения устойчивого состояния счастья и о переходе от эгоистического образа жизни к альтруистическому.

В этом тексте речь пойдет о Человеке, который должен еще появиться. Я не случайно написал это слово с большой буквы. Тем самым я вложил в него иной, более глубокий смысл. Можно назвать его сверхчеловеком. В сравнении с ним современный человек (в своем подавляющем большинстве) является мостом, переходной формой от животного состояния к состоянию Божественному. Сверхчеловек - это совершенно иное, более совершенное состояние сознания, не свойственное большинству людей в современном обществе. В этом состоянии человек ощущает и воспринимает Духовный мир, в нем проявляются чувства абсолютной Любви и альтруизма, для него характерен уход от сознания индивидуалистического к сознанию коллективному.

Одним словом, сверхчеловек, или Человек будущего, это тот, кто обладает высоким Божественным сознанием и живет в гармонии с планетой Земля и всем Мирозданием. Такие люди всегда были в человеческой цивилизации, немало их и сегодня.

Переход к высшему уровню сознания осуществляется через личное духовное развитие, через "пробуждение" из того состояния, которое мы называем бодрствование. Как это делается? Всё начинается с чистого намерения и первого усилия над собой…

В тексте ниже – что говорит философ Фридрих Ницше в момент своего озарения о высшем уровне сознания человека .


3

Придя в ближайший город, лежавший за лесом, Заратустра нашёл там множество народа, собравшегося на базарной площади: ибо ему обещано было зрелище — плясун на канате. И Заратустра говорил так к народу:
     Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его?
     Все существа до сих пор создавали что-нибудь выше себя; а вы хотите быть отливом этой великой волны и скорее вернуться к состоянию зверя, чем превзойти человека?
     Что такое обезьяна в отношении человека? Посмешище или мучительный позор. И тем же самым должен быть человек для сверхчеловека: посмешищем или мучительным позором.
     Вы совершили путь от червя к человеку, но многое в вас ещё осталось от червя, Некогда были вы обезьяной, и даже теперь ещё человек больше обезьяны, чем иная из обезьян.
     Даже мудрейший среди вас есть только разлад и помесь растения и призрака. Но разве я велю вам стать призраком или растением?
     Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке!
     Сверхчеловек — смысл земли. Пусть же ваша воля говорит: да будет сверхчеловек смыслом земли!
     Я заклинаю вас, братья мои, оставайтесь верны земле и не верьте тем, кто говорит вам о надземных надеждах! Они отравители, всё равно, знают ли они это или нет.
     Они презирают жизнь, эти умирающие и сами себя отравившие, от которых устала земля: пусть же исчезнут они!
     Прежде хула на Бога была величайшей хулой; но Бог умер, и вместе с ним умерли и эти хулители. Теперь хулить землю — самое ужасное преступление, так же как чтить сущность непостижимого выше, чем смысл земли!
     Некогда смотрела душа на тело с презрением: и тогда не было ничего выше, чем это презрение, — она хотела видеть тело тощим, отвратительным и голодным. Так думала она бежать от тела и от земли.
     О, эта душа сама была ещё тощей, отвратительной и голодной; и жестокость была вожделением этой души!
     Но и теперь ещё, братья мои, скажите мне: что говорит ваше тело о вашей душе? Разве ваша душа не есть бедность и грязь и жалкое довольство собою?
     Поистине, человек — это грязный поток. Надо быть морем, чтобы принять в себя грязный поток и не сделаться нечистым.
     Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке: он — это море, где может потонуть ваше великое презрение.
     В чём то самое высокое, что можете вы пережить? Это — час великого презрения. Час, когда ваше счастье становится для вас отвратительным, так же как ваш разум и ваша добродетель.
     Час, когда вы говорите: «В чём моё счастье! Оно — бедность и грязь и жалкое довольство собою. Моё счастье должно бы было оправдывать само существование!»
     Час, когда вы говорите: «В чём мой разум! Добивается ли он знания, как лев своей пищи? Он — бедность и грязь и жалкое довольство собою!»
     Час, когда вы говорите: «В чём моя добродетель! Она ещё не заставила меня безумствовать. Как устал я от добра моего и от зла моего! Всё это бедность и грязь и жалкое довольство собою!»
     Час, когда вы говорите: «В чём моя справедливость! Я не вижу, чтобы был я пламенем и углём. А справедливый — это пламень и уголь!»
     Час, когда вы говорите: «В чём моя жалость! Разве жалость — не крест, к которому пригвождается каждый, кто любит людей? Но моя жалость не есть распятие».
     Говорили ли вы уже так? Восклицали ли вы уже так? Ах, если бы я уже слышал вас так восклицающими!
     Не ваш грех — ваше самодовольство вопиет к небу; ничтожество ваших грехов вопиет к небу!
     Но где же та молния, что лизнёт вас своим языком? Где то безумие, что надо бы привить вам?
     Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке: он — эта молния, он — это безумие! —
     Пока Заратустра так говорил, кто-то крикнул из толпы: «Мы слышали уже довольно о канатном плясуне; пусть нам покажут его!» И весь народ начал смеяться над Заратустрой. А канатный плясун, подумав, что эти слова относятся к нему, принялся за своё дело.

4

Заратустра же глядел на народ и удивлялся. Потом он так говорил:
     Человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью.
     Опасно прохождение, опасно быть в пути, опасен взор, обращённый назад, опасны страх и остановка.
     В человеке важно то, что он мост, а не цель: в человеке можно любить только то, что он переход и гибель.
     Я люблю тех, кто не умеет жить иначе, как чтобы погибнуть, ибо идут они по мосту.
     Я люблю великих ненавистников, ибо они великие почитатели и стрелы тоски по другому берегу.
     Я люблю тех, кто не ищет за звёздами основания, чтобы погибнуть и сделаться жертвою — а приносит себя в жертву земле, чтобы земля некогда стала землёю сверхчеловека.
     Я люблю того, кто живёт для познания и кто хочет познавать для того, чтобы когда-нибудь жил сверхчеловек. Ибо так хочет он своей гибели.
     Я люблю того, кто трудится и изобретает, чтобы построить жилище для сверхчеловека и приготовить к приходу его землю, животных и растения: ибо так хочет он своей гибели.
     Я люблю того, кто любит свою добродетель: ибо добродетель есть воля к гибели и стрела тоски.
     Я люблю того, кто не бережёт для себя ни капли духа, но хочет всецело быть духом своей добродетели: ибо так, подобно духу, проходит он по мосту.
     Я люблю того, кто из своей добродетели делает своё тяготение и свою напасть: ибо так хочет он ради своей добродетели ещё жить и не жить более.
     Я люблю того, кто не хочет иметь слишком много добродетелей. Одна добродетель есть больше добродетель, чем две, ибо она в большей мере есть тот узел, на котором держится напасть.
     Я люблю того, чья душа расточается, кто не хочет благодарности и не воздаёт её: ибо он постоянно дарит и не хочет беречь себя.
     Я люблю того, кто стыдится, когда игральная кость выпадает ему на счастье, и кто тогда спрашивает: неужели я игрок-обманщик? — ибо он хочет гибели.
     Я люблю того, кто бросает золотые слова впереди своих дел и исполняет всегда ещё больше, чем обещает: ибо он хочет своей гибели.
     Я люблю того, кто оправдывает людей будущего и искупляет людей прошлого: ибо он хочет гибели от людей настоящего.
     Я люблю того, кто карает своего Бога, так как он любит своего Бога: ибо он должен погибнуть от гнева своего Бога.
     Я люблю того, чья душа глубока даже в ранах и кто может погибнуть при малейшем испытании: так охотно идёт он по мосту.
     Я люблю того, чья душа переполнена, так что он забывает самого себя, и все вещи содержатся в нём: так становятся все вещи его гибелью.
     Я люблю того, кто свободен духом и свободен сердцем: так голова его есть только утроба сердца его, а сердце его влечёт его к гибели.
     Я люблю всех тех, кто являются тяжёлыми каплями, падающими одна за другой из тёмной тучи, нависшей над человеком: молния приближается, возвещают они и гибнут, как провозвестники.
     Смотрите, я провозвестник молнии и тяжёлая капля из тучи; но эта молния называется сверхчеловек.

5

Произнесши эти слова, Заратустра снова посмотрел на народ и умолк. «Вот стоят они, говорил он в сердце своём, — вот смеются они: они не понимают меня, мои речи не для этих ушей.
     Неужели нужно сперва разодрать им уши, чтобы научились они слушать глазами? Неужели надо греметь, как литавры и как проповедники покаяния? Или верят они только заикающемуся?
     У них есть нечто, чем гордятся они. Но как называют они то, что делает их гордыми? Они называют это культурою, она отличает их от козопасов.
     Поэтому не любят они слышать о себе слово «презрение». Буду же говорить я к их гордости.
     Буду же говорить я им о самом презренном существе, а это и есть последний человек».
     И так говорил Заратустра к народу:
     Настало время, чтобы человек поставил себе цель свою. Настало время, чтобы человек посадил росток высшей надежды своей.
     Его почва ещё достаточно богата для этого. Но эта почва будет когда-нибудь бедной и бесплодной, и ни одно высокое дерево не будет больше расти на ней.
     Горе! Приближается время, когда человек не пустит более стрелы тоски своей выше человека и тетива лука его разучится дрожать!
     Я говорю вам: нужно носить в себе ещё хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду. Я говорю вам: в вас есть ещё хаос.
     Горе! Приближается время, когда человек не родит больше звезды. Горе! Приближается время самого презренного человека, который уже не может презирать самого себя.
     Смотрите! Я показываю вам последнего человека.
     «Что такое любовь? Что такое творение? Устремление? Что такое звезда?» — так вопрошает последний человек и моргает.
     Земля стала маленькой, и по ней прыгает последний человек, делающий всё маленьким. Его род неистребим, как земляная блоха; последний человек живёт дольше всех.
     «Счастье найдено нами», — говорят последние люди, и моргают.
     Они покинули страны, где было холодно жить: ибо им необходимо тепло. Также любят они соседа и жмутся к нему: ибо им необходимо тепло.
     Захворать или быть недоверчивым считается у них грехом: ибо ходят они осмотрительно. Одни безумцы ещё спотыкаются о камни или о людей!
     От времени до времени немного яду: это вызывает приятные сны. А в конце побольше яду, чтобы приятно умереть.
     Они ещё трудятся, ибо труд — развлечение. Но они заботятся, чтобы развлечение не утомляло их.
     Не будет более ни бедных, ни богатых: то и другое слишком хлопотно. И кто захотел бы ещё управлять? И кто повиноваться? То и другое слишком хлопотно.
     Нет пастуха, одно лишь стадо! Каждый желает равенства, все равны: кто чувствует иначе, тот добровольно идёт в сумасшедший дом.
     «Прежде весь мир был сумасшедший», — говорят самые умные из них, и моргают.
     Все умны и знают всё, что было; так что можно смеяться без конца. Они ещё ссорятся, но скоро мирятся — иначе это расстраивало бы желудок.
     У них есть своё удовольствьице для дня и свое удовольствьице для ночи; но здоровье — выше всего.
     «Счастье найдено нами», — говорят последние люди, и моргают.
     Здесь окончилась первая речь Заратустры, называемая также «Предисловием», ибо на этом месте его прервали крик и радость толпы. «Дай нам этого последнего человека, о Заратустра, — так восклицали они, — сделай нас похожими на этих последних людей! И мы подарим тебе сверхчеловека!» И все радовались и щёлкали языком. Но Заратустра стал печален и сказал в сердце своём:
     «Они не понимают меня: мои речи не для этих ушей.
     Очевидно, я слишком долго жил на горе, слишком часто слушал ручьи и деревья: теперь я говорю им, как козопасам.
     Непреклонна душа моя и светла, как горы в час дополуденный. Но они думают, что холоден я и что говорю я со смехом ужасные шутки.
     И вот они смотрят на меня и смеются, и, смеясь, они ещё ненавидят меня. Лёд в смехе их».

(Фрагмент из книги Фридрих Ницше "Так говорил Заратустра")


(Продолжение здесь)

Георгий Козулько
Беловежская пуща

(Свои отзывы, мысли, идеи, вопросы, замечания или несогласия пишите в комментариях внизу (анонимным пользователям при отправке комментария иногда необходимо еще в отдельном окошке ввести кодовый английский текст с картинки) или присылайте на мой электронный адрес: kazulka@tut.by)


(Этот пост в Интернете находится по адресу http://bp21.livejournal.com/79650.html)

Comments

val000
14 янв, 2011 04:05 (UTC)
Да, грустно всё это. И полоумного сатаниста Ницше ты зря приплёл, и то, что характерно для наиболее высоко развитых форм жизни, ты вряд ли пречислишь. Юр, ты только не расстраивайся, когда этот проект рухнет. Хуже будет, если за тобой пойдут люди. Не им, конечно, а тебе, поскольку умные вряд ли пойдут. Но если ты хочешь пожертвовать собой ради этого похода, то конечно. Тот же Гурджиев организовывал поход в пустыню на ходулях (чтоб идти поверх песчаных бурь), но наверняка с целью сбора средств и с целью привести в себя своих учеников. Но ты как-то очень уж всерьёз...
bp21
14 янв, 2011 04:41 (UTC)
Что ж, мне ничего не остается в этом случае, как лишь доказать в конце проекта, что всё ОК. :)
У меня уже были такие опыты. И с диссертацией многие говорили, что моя "сборка" из разных подходов и научных школ не пройдет. А всё получилось, даже с маленьким экологическим открытием. И проект в защиту Беловежской пущи. Тоже немало было таких, кто говорил, что интернет-сайтами заповедная природа не спасается. Тем не менее, удалось остановить историю прямого уничтожения Пущи и повернуть дела вспять.
И надеюсь, и уверен, так будет и здесь. Да, мои подходы нестандартны, порой оригинальны, а потому часто вызывают непонимание и неприятие. В определенной степени я новатор, первооткрыватель. В данном случае, я не являюсь поклонником Ницше. ОДнако этот его труд, и прежде всего этот кусок материала, на мой взгляд, заслуживает внимания. Для меня важно то, что здесь написано. Я живу здесь и сейчас и стараюсь смотреть в суть вещи и явления. Так что поживем - увидим. Во всем этом для меня главное - не впасть в иллюзии и заблуждения. Критерий - факты, доказательства, практика, результат. Дорогу осилит идущий.
PS. Я пишу из Минска, поэтому буду нерегулярен.