January 31st, 2012

bp21, Козулько, Беловежская пуща, бп

Мой духовный путь. Часть 9. Беловежская пуща. Увольнение

(Продолжение. Начало здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь)

Во время работы в Национальном парке "Беловежская пуща" и некоторое время после этого я придерживался интеллектуально-рационально практического подхода к охране и управлению природой, да и решению других общественных проблем, считая его основой устойчивого развития. Это означает, что главной причиной наших бед я считал недостаточность интеллектуального развития человека, отсутствие необходимой грамотности и образованности у людей. Я думал тогда, что еще немножко усилий, еще чуть больше научных открытий, практических разработок, грамотности и образования, и светлое будущее не за горами. О том, как я глубоко ошибался, повествование в этой и следующей частях.

5 мая 2001 г., синхронно с моим днем рождения, в Беловежской пуще произошло исторически знаковое событие, положившее начало новому историческому этапу. Генеральным директором национального парка был назначен Николай Николаевич Бамбиза. К тому времени в нацпарке сотворили авантюру - закупили немецкую бэушную лесопилку за 1 млн. дойчмарок и построили новый крупный лесозавод, для чего набрали кредитов. Срочно нужен был специалист, который организует деревопереработку и выплатит долги. Н.Бамбиза был известен в стране как деревопереработчик, скандально прославившийся на вырубке уникальных пойменных дубрав Припятского национального парка для производства паркета и экспорта древесины. Это было во время его директорствования там. Сказать чисто с человеческих позиций, что это был человек низкой морали и нравственности означает ничего не сказать (замечу, с духовных позиций всё не так однозначно!). Но именно такие руководители нужны были Управлению делами Президента. По многим вопросам экологии и заповедного дела его знания были не просто недостаточны, а примитивны. Компенсировал он это наглостью, хамством в отношении с подчиненными, родственными связями в самых высоких правительственных кругах и умением ублажать нужных людей.

Беловежская пуща – это пуща, что означает лес древний, дремучий, дикий, заповедный. Но у Н.Н. Бамбизы были другие понятия и представления. Для него это был беспорядок. Проехав по Пуще, на следующий день он собрал лесников и заявил, что в бытность его руководства Припятским нацпарком за наличие суховершинных и поваленных деревьев лесник увольнялся в течение суток, и что начинается новый порядок. Лесники запротестовали. Тогда он начал "ломать" их, поодиночке. А через пару недель сама природа преподнесла ему "подарок" – в Пуще началась сильнейшая вспышка массового размножения жука елового короеда-типографа и гибель ельников. Это был конец мая и как раз в Пущу приехал эксперт Совета Европы для проверки выполнения рекомендаций Европейского Диплома с целью его продления. Мне, как заместителю директора по науке, поручили с ним работать. Мы поехали в лес. Вдоль дороги уже лежали срубленные гигантские ели, по официальной версии пораженные жуком-вредителем. Именно в такой высококачественной древесине нуждался новый лесозавод…

Не дожидаясь официальных разрешений, директор самовольно приказал начать сплошные санитарные рубки в охраняемом лесу по типу, как это делали в линейных лесхозах – берут делянку, весь лес вырубают, а затем садят новый. Под топор пошли даже совершенно здоровые деревья.

Collapse )