January 19th, 2012

bp21, Козулько, Беловежская пуща, бп

Мой духовный путь. Часть 4. Служба в армии

(Продолжение. Начало здесь, здесь и здесь)

После окончания университета в 1985 г. я приехал в Беловежскую пущу, проработал там всего 3 месяца и был призван на военную службу продолжительностью 1,5 года. В армию уходил с большим энтузиазмом. Дело в том, что после вуза я был распределен учителем в сельскую школу, где необходимо было отработать 3 года. Туда я не явился, фактически удрал в Пущу. Тогда были лишь две возможности законно избежать принудительного распределения и негативных последствий неявки – уйти в армию или жениться / выйти замуж. Во-вторых, я следовал правилу – неизбежное нужно пройти с минимальными потерями и максимальным позитивным эффектом.

Меня определили в танковые войска. В военкомате никто не смотрел на мою профессию и квалификацию. Спросили рост и сразу же вердикт – танковые (или мазута, как называли нас в самой армии). Первым местом службы стала образцово-показательная учебка "Печи" возле Борисова, в Белоруссии. Она была знаменита на всю страну тем, что международные военные делегации возили для показухи прежде всего туда.

Скажу сразу, что моего задорного энтузиазма хватило ровно на 3 дня службы. :) Я знал, что армия – это своего рода дурдом, но я не подозревал, что такоооооооой дурдом... Это трудно передать словами тем, кто лично не служил тогда и не пережил на собственном опыте. К тому времени великая, но насквозь прогнившая страна СССР приближалась к своему коллапсу, а армия есть зеркало страны. Армейская глупость и деморализация достигли апогея. Лично мне в учебке не довелось красить траву в зеленый цвет. Но мыть дорожные бордюры с мылом, намазывать асфальт черным кремом и подметать его так, чтобы при прикосновении мокрым пальцем не прилипала ни одна песчинка, приходилось :).

Мне определенно повезло: около 30 выпускников вузов, включая меня, собрали в отдельный "элитный" взвод и командиром поставили умного и доброго сержанта - физкультурника, выпускника пединститута. Поэтому в сравнении с другими "молодыми" нам было много поблажек. Тем не менее, уже через месяца два я завел календарик, где отмечал, сколько дней оставалось до дембеля. Юмор заключался в том, что такой календарик заводят "старики" за 100 дней до демобилизации. Это часть их ритуала. А тут "молодой"... Наш сержант иногда во время вечерней проверки для поднятия настроения спрашивал: "Рядовой Козулько, сколько дней до дембеля?" "468!", - бодро отвечал я. После чего общий смех…

Про саму службу в этой теме нет смысла рассказывать. Все как обычно: боевая и политическая подготовка, караулы, стрельбы на полигоне, хозяйственные работы, уборка казармы и территории, иногда культурная программа. И скучание по родным, особенно по своей любимой, которая ждала меня...

В армии я быстро понял, что для меня, по призванию ученого и полюбившего Беловежскую пущу, это будет время бОльших потерь, чем приобретений. Как говорили некоторые мои товарищи, вычеркнутые из жизни 1,5 года. Поэтому вскоре я развернул свой гражданский план и совместил его с военной службой. После университета меня зачислили в аспирантуру (соискателем, что означало самостоятельную учебу) и в армии начал подготовку к кандидатскому экзамену по философии. Всего было около 100 билетов, третьим вопросом которых стояло знание печатных работ Энгельса, Маркса и Ленина. Благо что в каждой роте их труды были обязательным атрибутом так называемой ленинской комнаты. Я завел тетради для конспектирования и по максимуму использовал свободное время для самоподготовки. Такого дива ни офицеры, ни сержанты еще не видели, поэтому под одобрение политрука мне сделали поблажку – трогали в последнюю очередь и позволяли заниматься даже в ущерб службе. А я во время этого не только постигал хитрую науку, но и душой возвращался в привычную для себя студенческую атмосферу, что сильно помогало мне переносить солдатские тяготы.

Collapse )