?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

У френда vadim_i_z сегодня увидел ссылку на интересное интервью известного российского публициста Василия Пескова о проблемах экологии. Взгляд человека, умудренного опытом и знанием, сохранившего старые традиции работы (без компьютера).

Обратил внимание на то, что даже этот человек не знает, как выйти из нынешнего экологического кризиса. Просвещение, которым занимаемся мы, экологи, просто не поспевает за разрушением природной среды, как следствием жадности и безответственности современного человека.
В.Песков: "Что же делать?". Собеседник мой грустно улыбнулся: "Молиться...".

Георгий Козулько
Беловежская пуща

(Свои отзывы, мысли, идеи, вопросы, замечания или несогласия пишите в комментариях внизу или присылайте на мой электронный адрес: kazulka@tut.by)


Фотография — на всю жизнь...

Про "вывих климата"
И о многом другом мы поговорили в редакции с писателем и журналистом "Комсомольской правды" Василием Песковым

вопрос: В апреле - круглая дата создания передачи "В мире животных". Вот и повод для встречи. Про животных вы знаете лучше всех и всюду побывали...

ответ: Ну что ж, дата-то круглая, а где сейчас передача? Разговор о ней - это поминки, и очень грустные. Я вел передачу пятнадцать лет и хорошо знаю: ее очень любили. И сейчас, как увидят мою лысину или кепку, - обнять готовы: "Василий Михалыч!". И плач по "Миру животных". Очень любили. Передача несла людям знания, в ней было место для слова о нравственности, о сбережении всего, что нам дорого в природе. Это были уроки доброты, здорового патриотизма. Разговор о природе не позволяет пользоваться нынешними суррогатами языка. Я ушел с телевидения сразу, как только увидел, куда дует ветер. И вот уже нет передачи - "не вписалась" в какие-то новые форматы. А между тем во всех странах именно этого рода телепрограммы любят и смотрят. Подключайтесь к "Дискавери" и увидите подтверждение тому, что сказано.

А что касается "везде побывал", то это мое везение в жизни. За пятьдесят три года в "Комсомольской правде" нашу страну облетел, объездил, обошел. Восемь раз был в Америке, четыре - на Аляске, семь раз - в Африке, был в Антарктиде, на Северном полюсе, в Австралии, Индии, Индокитае, почти во всех странах Европы. Но жизнь коротка. Расстелил как-то на полу карту - где еще хотелось бы побывать? И грустно вздохнул - пяти жизней не хватило бы побывать в местах, помеченных галочкой.

в: Василий Михайлович, давайте поговорим "в свободном полете", а потом всё приведем в систему.

о: Начнем с природы. В муках создавали недавно некую конструкцию с названием "Лесной кодекс". Но, кажется, только улучшили условия для воровства леса. Воруют везде по-черному, причем варварски - наспех выбирают ценные дерева, остальное бросают как хлам - никаких новых посадок, возобновлений, главное - быстро урвать и "укатить". Все разговоры о "глубокой переработке древесины" дома остались красивыми словами: как гнали кругляк за рубеж, так и гонят. А под прикрытием занавеса с названием "аренда" чиновники за бесценок отхватывают большие лакомые куски лесов: одни - для охоты, другие - чтобы единолично пользоваться уже почти собственным лесом. Вот недавно известный наш реформатор господин Шохин засветился в такого рода неблаговидном деле.

Всё и не могло быть иначе. Наша власть, размышляя, как выбраться из исторической ямы, в которую угодила страна, в общем-то здраво решила: с помощью природных ресурсов. Решение не ошибочное, других средств просто не существует. Но вместе с водой, как говорится, выплеснули и ребенка, убрав с дороги всё, что хоть сколько-нибудь могло мешать намеченному процессу. Почти мгновенно, ни с кем не посоветовавшись, порушили 200 лет существовавшее в России Лесное ведомство - по ветру пущены были наработанные традиции лесопользования, признанная миром русская лесная наука, разрушена система охраны лесов. Ликвидирован в это же время Комитет охраны природы, за создание которого бились несколько лет (я принимал в этом участие). Лесной кодекс предусматривал передачу лесов в частное пользование. Слово "частное" удалось исключить. В кодексе его заменили словом "аренда" - вначале на 99 лет, потом - на 49 ("Как в Канаде"), чтобы потом аренду продлять. Что значат эти 49 лет в нынешних наших условиях? При "Камазах", современных пилах, подъемных кранах и алчности лес очень быстро "сбривают", чтобы построить замок в Лондоне или хотя бы в каком-нибудь лесном островке близ Москвы. Это драма. Не поправим дело - останемся без важнейшего для России ресурса.

Всё, о чем сказано, создает общую атмосферу экологической вседозволенности и апатии у людей, видящих, как идет дело.

в: А что у нас на рыбном фронте?

о: О морской рыбе я знаю не больше вашего. Но достаточно зайти в магазин и посмотреть, сколько стоит сейчас всеми ранее презираемый хек, - и всё станет ясным. За квоты ловли в море идут бои. Но улов достается чаще не нам с вами, а идет на зарубежные рынки (перегружают на чужие суда прямо в море). На Камчатке с законным промыслом лососевых рыб конкурируют браконьеры. На Волге браконьерство приканчивает осетровых.

И есть еще одна беда, которую я хорошо знаю, но не вижу способов с ней бороться. Многие, наверное, слышали об "электрической удочке". Это "глушение" рыбы (и всего живого!) с помощью аккумуляторного электричества. Куда ни приедешь, первая жалоба: "Река опустела - недавно прошли с электроудочками".

Ловцы обычно появляются ночью. Подойти к ним опасно. Но, допустим, нашлись отважные люди. Однако схватить ловца за руку невозможно - он снасть свою в воду и делу конец, ничего не докажешь. Допустим, удалось все же грабителя взять с поличным, доставить в милицию, а там - из десяти восемь такие же "рыболовы". Допустим, дело все же дошло до суда. А там законник до крайности удивляется: "Ребята, я тут с трупом никак не могу разобраться, а вы с какой-то плотвой...".

Как быть? На Дону в станице Казанской казаки прищучили в речной старице залетных добытчиков рыбы. Начали по-хорошему, дескать, ребята, мы грабежа не допустим, убирайтесь, и больше вас мы не должны видеть. А те с воды отвечают залпами мата. Казаки ушли. Но когда через неделю в сумерках гости опять появились и начали свое дело, облитая бензином, их легковушка вспыхнула. Только такими крайними средствами удалось пресечь воровское разграбленье природы. Кто знает иные средства борьбы со злом, просим опытом поделиться. А по большому государственному счету отношение ко всем экологическим проблемам надо без промедления поправлять. Иначе "откормим такого зверя", справиться с которым будет трудно и поздно.

в: Еще вопрос - прошла весенняя охота, вы противник охоты?

о: Нет, не противник. Моя любовь к природе с охоты и началась. И в каждом мужчине с пещерных времен живет охотник. Но культурный охотник отличается от "человека с ружьем". Последний - варвар, стреляет, когда попало, в кого попало. Этому давно уже обозначен предел - сокращаются сроки охоты, вводятся запреты добывать некоторых зверей и птиц. Культурный охотник эти правила соблюдает и не ропщет на неизбежные ужесточения их. Стрелок же беспечный или, хуже того, злостный никаких правил знать не желает. Вот с этим надо бороться. Но сейчас, когда охотничьи хозяйства страны лежат в руинах, делать это крайне трудно. Я живу в Москве уже более пятидесяти лет. В лес хожу без ружья - вовремя сменил на фотокамеру. Помню годы: в хорошо теперь знакомых местах фотографировал тетеревов, лосей было столько, что встретить зверя я мог, когда хотел. Сейчас подмосковные леса пусты. Мало кто верит, что были в них еще недавно тетерева, и лосиного следа уже лет десять как не увидишь. Стреляют люди, именуемые браконьерами. Одни стреляют, чтобы детей накормить, другие - для удовольствия. Но дело не только в безобразной стрельбе - на глазах разрушается среда обитания животных. Подмосковные леса завалены мусором, который огромный город в невероятных количествах изрыгает из себя ежедневно - везут машинами и ссыпают зачастую где попало, от наших костров и привалов возле автомобилей остается столько всего, что невозможно и перечислить. А Москва растет как на дрожжах, и громадная проблема эта растет тоже как снежный ком. Малой силой ее не решить, нужна серьезная, продуманная государственная программа.

в: Да... И неизбежно надо спросить и о потеплении климата. Что вы думаете об этом?

о: Я думаю, с климатом в самом деле что-то случилось. Все мы видим, какими "дряблыми", почти бесснежными стали зимы, как ничтожны разливы на реках весной, какое жаркое лето. Говорят, "парниковый эффект". Я об этом впервые услышал на конгрессе экологов в США. Ушам не поверил, слушая выступление специалистов и известного всем сенатора Гора. Во время перерыва в дискуссиях зашел в кабинет главного знатока этой проблемы. Милый, вежливый, уже немолодой человек отвечал на главный вопрос. "Вы считаете возможным укротить рост промышленности, например, в США?" - "Нет, это невозможно..." - "Что же делать?". Собеседник мой грустно улыбнулся: "Молиться...".

Единого мнения на проблему "поломки климата" у ученых до сих пор нет. Я разыскал выписки из летописей о "вывихах" природы в разные времена. Их было немало. Например, царствование Бориса Годунова погубили три аномальных лета - одно было с катастрофической засухой, в другое - посевы "вызябли" из-за почти непрерывных дождей, в третье - на колосившийся хлеб выпал снег и "лежал три дни". Голод был такой, что в некоторых местах "матери ели своих детей".

Не исключено, что и ныне переживаем полосу очередного "вывиха климата". Но боюсь, правы те, кто считает: потепление спровоцировано промышленными выбросами. Тут и вправду трудно (и неимоверно дорого!) что-нибудь сделать. Политики всех стран это хорошо понимают.

в: А когда вы беседовали со стариком-климатологом в США?

о: Это было, если не ошибаюсь, в 1987 году.

в: Вы много, убедительно, с любовью и знанием пишете о природе. У вас, наверное, большой архив, библиотека, электронная картотека?

о: Компьютера у меня нет. Архив и домашняя библиотека достаточные, и всё в архиве организовано предельно просто. Если чувствую какую-то потенциальную тему, то беру большой конверт и начинаю его наполнять выписками из прочитанного, вырезками из напечатанного, строчками из блокнотов, яркими образными суждениями в беседах, фотографиями и так далее. Но главное - собственные наблюдения, впечатления, размышления, которые без записей остаются в голове человека, если он постоянно сам соприкасается с природой. Приходит час, вытряхиваю содержимое конверта на стол, отодвигаю всё лишнее, а остальное прочитываю. Если чего-то недостает, лезу в книжки, звоню специалистам. Всё это довольно просто. Я ведь в "Комсомолку" пришел с десятилеткой - жизнь заставила "учиться на марше".

в: А как всё начиналось?

о: Матерью всего была бедность. В нашей семье было четверо ребятишек, я - старший. После школы в вузе учиться было не на что. Поступил в военное училище, но его расформировали, и я оказался на мели. Работал год в школе. Вместе с ребятишками-пионерами приобщился к фотографии. Волею случая несколько моих снимков напечатали в воронежской молодежной газете. Пригласили побеседовать. Попросили что-нибудь попробовать написать. Что? Жизни я еще не знал. Решил написать о том, что любил, - о природе. Первым "произведением" была довольно большая заметка "Апрель в лесу". Ее напечатали и в тот же день автора пригласили работать в газету. А через три года послал я очерк в "Комсомольскую правду". И тоже о природе. Его опубликовали, попросили еще что-нибудь написать.

Так в 1956 году я оказался в газете, где работаю без перерыва уже пятьдесят три года. Писал о многом. Но главной и любимой всегда была тема природы. Работа в газете для добросовестного человека - хорошая школа. Экологические проблемы после войны заставляли не отставать от всего, что происходило. Приходилось кое с чем воевать. Но наиболее близким моему складу характера оказалось просветительство. Интерес к этому привел на телевидение - пятнадцать лет вел передачу "В мире животных". И вот уже много лет веду в "Комсомолке" персональную еженедельную страницу "Окно в природу" - стал дедом, о котором написано в старом стихе: "Дедушка-голубчик, сделай мне свисток. Ты сулил мне, дедушка, беленький грибок...". И вот отвечаю на эти милые просьбы: "Будет вам и белка, будет и свисток". По-прежнему люблю фотографию, с которой начинал. Добывать хлеб любимым делом - уже половина счастья.

в: Ой, чуть не забыла! Расскажите, пожалуйста, о вашей таежной отшельнице Агафье Лыковой. Кстати, сколько ей лет?

о: Шестьдесят три - родилась в год окончания войны. Вся семья Лыковых уже вымерла. Агафья на прежнем месте живет одна. Много в ее житье-бытье со времени встречи Лыковых с геологами (1978 год) переменилось, а многое осталось прежним. Например, счет времени Агафья ведет не по нашему "мирскому" христианскому календарю, а от "сотворения мира". Не всё принимает из подношений. Но без помощи прожить одной в тайге ей сейчас трудно. Верным ее помощником был руководитель Хакасского лесного ведомства Николай Николаевич Савушкин (умер в прошлом году). Сейчас главный ее попечитель - губернатор Кузбасса Аман Тулеев.

Агафья, как и прежде, пользуется дарами тайги, блюдет огород. Муку, крупу, соль, мед ей время от времени передают с вертолетчиками. Держит несколько коз, кур, кошек, собаку. Ничего этого, вырастая в тайге, раньше она не знала. Я получаю от нее иногда с оказией письма, похожие на послания из времен царя Петра I. Он для Лыковых, так же как патриарх Никон, всегда был "антихристом".

в: Мы все внимательно читали о "робинзонаде" этой семьи. А что Лыковых больше всего поразило в нынешней жизни? Наверное, вертолет, телевизор?

о: Да, телевизор у геологов они с большим любопытством смотрели, замаливая после это "греховное дело". И все-таки должен сказать - особого потрясения тут не было. Агафья много раз летала на вертолете и маленьком самолете. И отец ее, Карп Осипович, глядя на эту технику, говорил: "Надо же, какие чудеса люди измыслили!". Но запомнился с ним разговор о совсем уж привычном для нашего времени, обиходном продукте. Привез я что-то в подарок таежникам, завернутое в прозрачный пластик. Старик помял пластик в руках, поглядел через него в окошко и сказал: "Надо же - стекло мнетца!".

Много я говорил с Лыковыми об их отшельнической жизни. На вопрос, что было тяжелее всего, старик сказал: "Тяжелее всего, Василий Михайлович, было хлебать без соли".

Ну, может, тут и поставим мы точку?

о: Спасибо! Спасибо большое!

Петр Образцов, Игорь Являнский
16:46 25.04.08

Опубликовано в : "http://www.izvestia.ru/person/article3115688/" (газета "Известия").

По этому адресу можно также посмотреть фотоленту В.Пескова и другие фотографии

Метки:

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
(Анонимно)
29 апр, 2008 14:51 (UTC)
Георгій, дзякуй Вам вялікі за матэрыял - чытаю нататкі Васіля Міхайлавіча з дзяцінства. Мяркую, што на сённяшні дзень ён - адзін з выдатнейшых асобаў экалагічнай журналістыкі, адзін з няшматлікіх людзей, якія не мянялі свае погляды у адпаведнасці з палітычнай/эканамічнай/усемі іншымі магчымымі кан'юнктурамі. Да тагож ён - сапрпаўны майстар слова, незабруджанай рускай мовы.
Дай Бог яму здароў'я!
Шчыры, вялікі дзякуй!

Анатоль
bp21
29 апр, 2008 18:19 (UTC)
Сапрауды, Пяскоу - Вялiкая асоба. Шкада, што людзей такой вялiчынi i духу вельмi мала.
( 2 комментария — Оставить комментарий )