?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

</p>Чтобы довести до логического конца проблему, хочу поместить некоторые аналитические материалы на тему "Почему так произошло?", которые, как мне представляется, наиболее полно отражают суть данной проблемы. Прошла неделя, страсти поутихли, пришло время спокойно дать ответы на поставленные вопросы. </p>

Многие заметили, какой неоднозначный отклик, неоднозначный общественный резонанс и ажиотаж вызвали события, связанные со смертью и похоронами Ирины Козулиной, жены бывшего экс-кандидата в президенты Республики Беларусь, а ныне политзаключенного профессора Александра Козулина. Публицисты и аналитики, блогеры и простые читатели, многие не просто поместили соболезнования семье Козулиных, но и дали свои характеристики, в том числе и с политическим оттенком, этим и предшествующим событиям (автор этого блога – не исключение). Форумы сайтом и блогов "вскипели" от дискуссий. Большинство сочувствовали и выражали соболезнования. Многие искренне сопереживали и перенесли это как личную трагедию. Нашлись среди белорусов и такие, которые злорадствовали и откровенно показали своё нечеловеческое лицо. А многие недоумевали – как можно превращать такое личное, траурное событие в "политический цирк"? Многообразие таких отзывов появилось и на форуме моего блога.

Данные события ещё раз наглядно показали следующее. За границей, в том числе в России, нас, белорусов, не понимают (оно и понятно, как много мы знаем о жизни и проблемах других стран?). Но, что поразительно, точно так же не понимает ситуации и значительная часть белорусов, дезориентированных, оторванных от современных реалий, да и просто не имеющих соответствующих знаний и опыта, потому что привыкших жить как страус со "спрятанной в песок" головой, а потому и искренне удивляющихся "как может такое быть?".

Предлагаю вашему вниманию две публикации, которые объясняют глубинные причины того, почему так произошло. Первая статья – профессора Вячеслава Оргиша, политического аналитика, публициста, заместителя редактора независимой газеты "Народная воля", в прошлом изгнанного из Академии наук за независимую политическую публицистику и убеждения. Вторая – известного белорусского аналитика Валерия Карбалевича.

Георгий Козулько
Беловежская пуща
(Свои вопросы, отзывы, мысли и идеи пишите в комментариях внизу или присылайте на мой электронный адрес: kazulka@tut.by)



Судьба Ирины Козулиной

Кончина человека — событие, безусловно, трагическое, но отнюдь не уникальное. Еще древние говорили: умереть — значит присоединиться к большинству. Тысячи людей покидают этот мир тихо и незаметно, обычно в последний путь их провожают родственники, друзья, соседи. Слезы и скорбь достаются главным образом им. В отдельных случаях масштаб траурного мероприятия может вырасти до размеров деревни или городского квартала.

В случае Ирины Козулиной (жены известного политзаключенного Александра Козулина) иначе, ее смерть стала трагическим событием общенационального масштаба. В этом можно убедиться, знакомясь с реакцией средств массовой информации (разумеется, не государственных, государственные СМИ набрали в рот воды). Белорусские независимые издания, электронные сайты незамедлительно поместили информацию, некрологи в связи с безвременной кончиной Ирины Ивановны. По приглушенным разговорам в общественных местах, транспорте, по многочисленным откликам в интернете видно, что люди восприняли трагическую весть не равнодушно, хотя и по-разному. Подавляющее большинство — с сочувствием и пониманием. Кто-то злорадно (мол, не следовало мужу покойной Александру Козулину лезть в политику, тогда нервы и здоровье были бы на месте). А какая-то часть недоумевает: почему такой ажиотаж вокруг смерти супруги опального политика, она же не царственная особа?

В самом деле, почему? Ответить на этот вопрос не так трудно, как может показаться. В белорусском обществе, как и в любом другом, исповедуются различные политические ценности. Политики продвигают эти ценности на уровень власти, а затем реализуют их в государственной практике. Нынешний белорусский президент, придя к власти, воплотил в жизнь авторитарные политические ценности. Но в белорусском обществе огромное число людей разделяет или ориентируется на альтернативные — демократические — ценности. Последние социологические опросы показывают, что примерно 70% белорусов возлагают ответственность за ухудшение социального положения на президента и его правительство. На президентских выборах 2006 года Александр Козулин был одним из демократических кандидатов в президенты Беларуси и предлагал обществу альтернативу курсу нынешнего главы государства. Люди помнят это. Очень многие надеются: несмотря на тюрьму, куда кинул его режим, экс-кандидат в президенты Беларуси вернется в большую политику.

Иначе говоря, Александр Козулин, нравится кому-то или нет, стал символом демократических и социальных ожиданий многих белорусов, а Ирина Козулина была в их глазах его преданной спутницей жизни, его единомышленницей и духовной союзницей. Ее смерть больно и жестоко ударила по человеку, с которым массовое сознание связывает свои надежды на перемены к лучшему. Именно поэтому трагедию семьи Козулиных многие в Беларуси переживают с большим сочувствием и печалью.

Когда стало известно, что Ирина Ивановна ушла из жизни, встал вопрос о том, чтобы мужа хотя бы на время отпустили из колонии для участия в похоронах. Однако власти заартачились. Тогда Александр Козулин и дочери Юлия и Ольга объявили голодовку. А 25 февраля на Октябрьской площади Минска была организована массовая траурная акция со свечами, в которой приняли участие видные деятели оппозиции. Некоторым людям это показалось кощунством (дескать, устроили "пляски на костях"). В интернете появились соответствующие комментарии.

Что на них ответить? "Смерть превращает жизнь в судьбу", это сказал мудрый Андре Моруа. Кончина Ирины Козулиной показала: ее судьба состояла в том, чтобы быть и умереть достойной женой достойного политика. Поэтому нет ничего странного и кощунственного в том, что последний акт ее жизненной драмы, связанный со смертью и похоронами, окрашен в политические тона. И потом, не будь этой траурной акции с политическим оттенком, власти вряд ли предоставили бы Александру Козулину трехдневный отпуск для участия в похоронах. Светлая и вечная память Ирине Ивановне Козулиной!

Вячеслав ОРГИШ,
http://www.nv-online.info/ 02 марта 2008 г.

Публикация взята из сайта http://www.kozylin.com/node/7087



Смертный грех

Давайте учиться быть просто людьми.
Постараться хотя бы рядом со смертью что-то понять.

Светлана Алексиевич, писательница

Вряд ли Ирина Козулина предполагала, что последние дни ее жизни и сама кончина породят поистине шекспировские страсти. Смерть всегда самый экзистенциальный момент жизни социума, как ни парадоксально это звучит. Она раскрывает и обнажает, подводит итоги и расставляет акценты.

Смерть призвана примирять даже заклятых врагов. В былые времена, чтобы похоронить погибших, сошедшееся в смертельной схватке воинство устраивало перемирие. Нет ничего хуже политической склоки у гроба.

Отношение к умершим является весьма точным и безошибочным показателем морального здоровья общества. Пляски на костях — удел народов, застрявших на низкой ступени цивилизационной эволюции. Это смертный грех.

Смерть предельно обнажает извечную проблему соотношения морали и политики, выставляет ее в кристально чистом виде без всяких дополнительных примесей. Она своеобразным образом позволяет ответить на вопрос: способны ли политики ставить ценности гуманизма выше политической целесообразности. У белорусских властей с этим всегда были проблемы. Можно вспомнить, с каким скандалом провожали в последний путь Василя Быкова.

Только сейчас, после смерти Ирины Козулиной, становится более понятным смысл действий и заявлений всех участников этого трагического политического спектакля, развернувшегося вокруг узника №1 Беларуси и его жены.

Вспомним, что полторы недели назад А. Лукашенко заявил, что согласен освободить А. Козулина, чтобы он вез больную жену за границу. «Но он отказался ее лечить. Он отказался даже после того, как его дочери поехали и уговаривали спасти маму, ему эта мама уже давно не была нужна», — гневно констатировал президент.

Однако теперь очевидно, что А. Лукашенко, предлагая Козулиным уехать в Германию на лечение, не мог не знать, что Ирине жить осталось считанные дни, и что несчастную женщину уже ничто не спасет. И упрекая своего политического противника в том, что тому, дескать, не жаль жены, глава государства использовал, мягко говоря, запрещенный прием. Особенно с учетом того, что узник из колонии не имел возможности изложить свою версию событий.

Теперь вполне понятен и отказ от этого предложения семьи Козулиных. Поскольку помочь Ирине уже ничем было нельзя, эта идея не только не имела гуманитарного смысла, но превращалась в нечто противоположное. Ибо куда-либо везти ее в таком состоянии, означало доставлять ей дополнительные мучения. Уже не говоря о том, что хоронить человека всегда лучше на родине.

Предложение властей имело единственный смысл, чтобы сплавить А. Козулина за границу. Он мог воспользоваться ситуацией, чтобы освободиться из колонии. Т. е. купить свободу последними днями жизни своей жены, которая, видимо, была готова принести такую жертву. А. Козулин отказался. И это делает ему честь и как политику, и как человеку.

У А. Лукашенко был шанс отпустить А. Козулина к еще живой, но тяжелобольной жене и тем самым создать образ великодушного правителя, способного не только карать, но и миловать. Был шанс сохранить лицо, освободив заключенного в воскресенье утром, через несколько часов после кончины Ирины. Еще и тогда можно было представить это как акт милосердия. Дескать, не под давлением Запада, а исходя из природной гуманности, мы пошли на этот шаг.

Кроме того, если теперь не выпустить А. Козулина, то теряется смысл всей политической кампании по освобождению политзаключенных. Ибо Запад ставит жесткие условия для начала серьезного диалога: освобождение всех политузников. И если самый главный из них остается за решеткой, то весь план прорыва на европейском направлении пойдет прахом.

Однако это не было сделано. В результате власти уже проиграли этот драматический эпизод политически и морально. Создается впечатление, что А. Лукашенко перестает чувствовать ситуацию, его политическое чутье, действовавшее до сих пор безотказно, притупилось и перестало давать правильные ответы на актуальные вопросы.

И тогда события стали развиваться по самому скандальному сценарию. В воскресенье А. Козулин объявил сухую голодовку. В понедельник голодовку начали их дочери (и еще три политика). Они объявили, что мать не будут хоронить до тех пор, пока не освободят их отца. К властям стали обращаться политические, правозащитные организации, иностранные посольства, руководители европейских институтов.

В общем, власти сами загнали себя в ситуацию, которая в шахматах называется цугцванг. Это когда любой ход ухудшает положение играющего на шахматной доске. Иначе говоря, и не освобождать А. Козулина нельзя, и выпускать на свободу страшно. Судя по всему, два дня власти лихорадочно искали выход. Еще утром в понедельник начальник колонии заявил, что отказывает А. Козулину в его просьбе, поскольку тот имеет взыскания. Видимо, это была официальная позиция властей. Но события, происшедшие в течение дня, заставили поменять позицию.

Ибо отказ предоставить А. Козулину даже кратковременный отпуск посадил бы еще одно пятно на и так далеко не безупречной репутации власти. В глазах не только оппозиционной общественности, но и среди своих сторонников она выглядела бы жестокосердной, антигуманной, а кроме того, еще и мстительной, не прощающей былых обид. Был бы нанесен удар по А. Лукашенко как моральному авторитету в глазах определенной части населения.

Далее, ситуация с отложенными похоронами создавала бы нездоровый информационный ажиотаж. К голодающим могли присоединиться новые люди, начаться цепная реакция. Траурная акция на Октябрьской площади в понедельник вечером, организованная спонтанно, в короткие сроки показала возможный потенциал протеста. И непонятно было, что делать с самим А. Козулиным, ведь сухая голодовка долго продолжаться не может.

С другой стороны, власти боялись ажиотажа, связанного с появлением А. Козулина на публике. Кроме того, опасались, как поведет себя сам бывший кандидат в президенты. Возможно, после всего пережитого он будет вообще двигаться без тормозов.

И все же власти идут на предоставление А. Козулину кратковременного отпуска во вторник. Выбрали меньшее из зол. Но теперь политический эффект события оказался совсем иной, чем если бы это было сделано в воскресенье утром. Ибо сейчас это выглядит не как гуманный акт, а вынужденная уступка загнанной в угол власти, сделанная под давлением общественности.

Рубрика Валерия КАРБАЛЕВИЧА
«Снплюс. Свободные новости плюс» №8 27. 2.2008-5.3.2008
http://www.sn-plus.com

Публикация взята из сайта http://www.kozylin.com/node/7084

Метки:

Comments

( 3 комментария — Оставить комментарий )
(Анонимно)
5 мар, 2008 14:16 (UTC)
Козулин
Ну-ну..
Устроили показуху... И из чего... С чужой смерти... А кому это надо было...
Козулин нужен оппозици нашей только в качестве заключенного...
Пока он сидит - идут финансы. А когда он выйдет... Что будет? Абсолютно ничего. По него забудут.
(Анонимно)
6 мар, 2008 05:18 (UTC)
Re: Козулин
Ну и логика. Как забудут? Кто забудет? Козулин нужен прежде всего самому себе, а не оппозиции. Он – самостоятельный политик, а не марионетка в руках оппозиции. Если он выйдет, то о нем никто не забудет, наоборот, вспомнят те, кто сегодня его забыл. С его мощью, решительностью и желанием бороться он столько народа расшевелит… А с такими выводами можно заключить лишь, что вы вообще не разбираетесь в нынешней политической ситуации Беларуси.
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Profile

bp21, Козулько, Беловежская пуща, бп
bp21
bp21_Георгий Козулько
Беловежская пуща - 21 век

Latest Month

Февраль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Page Summary

Разработано LiveJournal.com